Об "ЭШ" Карта сайта, экономическая школа English, SEI Эксперты, мнения, книги, ЭШ Обратная связь, ЭШ Книжные серии, Серия "Этическая Экономия" Учебная литература для средней и высшей школы ИМЕНА Музыка, литература, искусство Словарь основных терминов_50 лекций по микроэкономике Имена и термины, Экономическая школа Альманах "Экономическая школа", выпуски 6 и 7 Иностранные языки Новости Дискуссии в Экономической школе Аналитическая школа Вехи экономической мысли Поиск и приобретение книг Учебники по экономике Учебные материалы и темы Журнал Экономическая школа Перечень английских экономических терминов A 200 великих экономистов Марк Блауг Координация матералов Экономическая школа Поиск терминологии, биографических материалов, учебников и научных работ на сайтах Экономической школы 50 тем и литература для подготовки студентами докладов по экономике_Экономическая школа The School of Economics
Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 





100 Hot Books (Амазон, Великобритания)

 

Й.А. Шумпетер. История экономического анализа /пер. с англ. под ред. В.С. Автономова,
в 3-х т. Т. 1. – 552 с., Т. 2. – 504 с., Т. 3. – 688 с. СПб.: Экономическая школа, 2001 г.

Предисловие редактора (Элизабет Шумпетер)

 

 

«История экономического анализа», над которой Йозеф А. Шумпетер работал в течение последних девяти лет своей жизни и которую не успел завершить, явилась плодом его намерений пе­ревести, пересмотреть и привести в соответствие с современ­ностью «маленький очерк доктрин и методов» (Epochen der Dogmen- und Methodengeschichte), написанный для первого тома из­дания Grundriss Макса Вебера, опубликованного в 1914 г.1 Это было длинное эссе (около 60 000 слов) объемом немного более ста страниц, разделенное на четыре части, или главы. Как видно из оглавления этой работы, четыре части или главы очень кратко охватывают те же общие темы, которые значительно более по­дробно рассматриваются в частях II, III и IV «Истории эконо­мического анализа», насчитывающей 1200 страниц. Первые две темы, касающиеся 1) развития экономической науки из работ философов и публичных дискуссий и 2) открытий в экономиче­ской науке, связанных с физиократами, Тюрго и Адамом Сми­том, рассматриваются в одной части данной работы (часть II: От истоков до 1790 г.). Третий и четвертый разделы в обеих работах приблизительно параллельны. Четыре основные части Epochen таковы:

      I. Die Entwicklung der Sozialokonomik zur Wissenschaft (Раз­витие экономической теории в науку).

      II. Die Entdeckung des wirtschaftlichen Kreislaufs (Открытие круговорота экономической жизни).

      III. Das klassische System und seine Auslaufer (Классическая система и ее ответвления).

      IV. Die historische Schule und die Grenznutzentheorie (Исто­рическая школа и теория предельной полезности).

      Старый очерк более не переиздавался. Он никогда не пере­водился с немецкого на английский язык, но многих интересова­ла эта работа, и они настаивали на переводе. Проделав геркуле­сову работу, Й. А. Шумпетер закончил свой монументальный труд Business Cycles («Экономические циклы») в 1938 г. и ре-­

1 Grundriss der Sozialokonomik, I. Abteilung, Wirtshaft und Wirtschaftswissenschaft. S. 19-124; опубл. J.С.В. Mohr (Paul Siebeck), Tubingen, 1914; 2-е изд. — 1924.

шил немного расслабиться, работая над книгой «Капитализм, социализм и демократия», которую он рассматривал как попу­лярное произведение. Он рассчитывал закончить ее за несколько месяцев, но завершил только в 1941 г. Тем временем Й. А. Шумпетер начал вести семестровый курс по истории экономической мысли в Гарварде. Он начал читать курс осенью 1939 г., а закон­чил весной 1948 г. Он читал его ежегодно, за исключением 1940 г., когда был в отпуске. Это, вероятно, стало решающим фактором. Он снова преподавал ту область науки, которая всегда его интересовала. Было естественно задуматься о написании книги, посвященной данной области. Он мог бы перевести, пере­смотреть и привести в соответствие с современностью свою же работу Epochen. Вначале Й. А. Шумпетер не делал особого ударе­ния на чисто аналитическом элементе, содержащемся в трудах экономистов, которых он обсуждал в своих лекциях и о которых писал. В течение долгого времени у меня было впечатление, что он писал историю экономической мысли.

     Первоначальный план Й. А. Шумпетера не был очень амби­циозным. Он, разумеется, не намеревался потратить девять или десять лет на историю экономического анализа. Вначале он, ве­роятно, планировал в течение нескольких месяцев или года по­свящать свое свободное время написанию небольшой книги объе­мом триста-четыреста страниц. Позднее возникла мысль о на­писании большого тома в шестьсот-семьсот страниц. Основной интерес Й. А. Шумпетера заключался в работе над теорией, и он планировал написать работу, которая стала бы его главным вкладом в этой области. Он постоянно совершенствовал свои зна­ния в математике, поскольку верил, что она являлась необходи­мым инструментом современной теории. Он рассматривал воз­можность разработки теории, которая смогла бы однажды синте­зировать динамическую экономическую теорию таким же образом, как система Вальраса синтезировала статическую эко­номическую теорию. Со временем Й. А. Шумпетер изменил свои планы, он хотел сначала написать небольшое введение к теории, которое послужило бы для нее тем же, чем «Общая теория заня­тости, процента и денег» была для кейнсианской теории. Он читал текущую теоретическую литературу (по большей части в периодике), работал над математикой и собрал большой объем заметок. Результаты этой работы отражены в некоторых более поздних частях «Истории», особенно в тех, где резюмируются современные тенденции.

    Трудно в точности сказать, почему работа Й. А. Шумпетера над «Историей» постепенно все более усложнялась и отнимала у него все больше и больше времени. Отчасти это объяснялось непрерывным расширением его интересов — ему все труднее было ограничиться кратким рассмотрением какой-либо темы, которая все сильнее захватывала его. (Например, в начале 1940-х гг. его поглотил интерес к учению схоластов и философов естественного права.) Кроме того, здесь он мог сплести воедино нити всех своих интересов: философию, социологию, историю, теорию и такие прикладные области экономики, как деньги, циклы, государственные финансы, социализм. Мне кажется, что какую-то роль в этом сыграла война. Я помню, как Й. А. Шум­петер говорил одному или двоим друзьям, что находил свою работу над «Историей» успокоительной в военное время. Она отвлекала его от жестокой действительности, приносившей без­мерные огорчения, поскольку он был убежден, что война разру­шит цивилизацию, которую он любил.

     Как всегда, он все писал от руки и хранил все написанное. Следовательно, можно проследить, как усложнялись его ранние разработки. Возможно, Й. А. Шумпетер начал писать «Историю» в 1941 г. В течение 1942 и 1943 гг. он, по-видимому, перепечатал на машинке очень много глав и разделов, большая часть которых была впоследствии пересмотрена. Единственными существенными частями «Истории», написанными раньше и не переписанными впоследствии, являются глава «Меркантилистская литература», отпечатанная на машинке в июне 1943 г., глава про Sozialpolitik и исторический метод, часть которой была отпечатана на машинке в январе 1943 г., а остальное — в декабре 1943 г., и раздел «Четыре постулата Сениора» в начале главы 6 части III (Общая экономика: чистая теория). Возможно, эти части тоже были бы пересмотрены или переписаны, если бы Й. А. Шумпетер успел завершить труд до своей кончины. Несколько страниц из раннего варианта были включены в более поздние варианты. Этот процесс описан с неко­торыми подробностями в Приложении.

     Со временем Шумпетер начал подчеркивать, что его книга представляла собой историю экономического анализа, а не исто­рию экономической мысли. Он ясно выражает это в кратком описании, составленном в 1949 г. для его английских издателей Аллена и Ануина:

«В данной книге будет описано развитие и судьбы научного анализа в области экономической науки от греко-римских времен до настоящего времени в соответствующем кон­тексте общественной и политической истории, где будет уделено некоторое внимание развитию других обществен­ных наук, а также философии. Идеи относительно экономи­ческой политики, витающие в общественном сознании или могущие быть приписаны законодателям и администрато­рам, воплощены они или нет в разработанные системы, та­кие как либерализм, солидаризм и т. п., на которые обычно ссылаются как на экономическую мысль, входят в книгу только как часть исторического контекста. Предметом кни­ги является история усилий, направленных на описание и объяснение экономических фактов и на создание механиз­мов осуществления этой задачи.

Поскольку сама возможность трактовки истории экономи­ческой науки как истории любой другой науки спорна, часть I книги полностью посвящена методологическим воп­росам, связанным с подобным подходом, а особенно вопро­су, в какой степени справедливо делать различие между научным экономическим анализом и экономической мыс­лью, несмотря на наличие взаимодействия между ними. В части II рассказывается о росте исторического, статисти­ческого и теоретического знания экономических явлений, начиная с Древней Греции до возникновения экономичес­кой науки как признанной специальной области знания и до вытекающего отсюда появления во второй половине во­семнадцатого века систематических трактатов, из которых наиболее успешным явилось «Богатство народов» А. Смита. Часть III охватывает период между 1776 г. [позднее заменен на 1790 г.] и 1870 г., а часть IV охватывает период с 1870 по 1914 г. Задачей части V является помочь читателю соот­нести настоящее состояние экономической науки с работой в этой области в прошлом. По всей книге я стремился выде­лить наиболее важные контурные линии, не жертвуя пра­вильностью ради простоты изложения».

     Я указала вначале, что Й. А. Шумпетер работал над «Истори­ей экономического анализа» в течение последних девяти лет жиз­ни. В более широком смысле он работал над ней всю свою жизнь. Вероятно, все его труды и вся его преподавательская деятельность способствовали достижению конечного результата. Например, лек­ция, которую он прочел, покидая в 1911 г. Черновцы, была озаг­лавлена Vergangenheit und Zukunft der Sozialwissenschaften.2 Это был краткий набросок того, что сначала превратилось в Epochen, а затем стало «Историей экономического анализа».

2 «Прошлое и будущее социальных наук». Пересмотренный и расши­ренный вариант был опубликован издателями Duncker & Humblot (1915) в Schriften des Sozialwissenschaftlichen Akademischen Vereins in Czernowitz.

     Его Президентское обращение к Американской экономиче­ской ассоциации в декабре 1948 г. («Наука и идеология») касалось некоторых проблем методологии, которые он поднимает в части I «Истории». Курс по истории экономической мысли, который он вел в Гарварде, охватывал в основном период от Смита до Маршал­ла, и особое ударение делалось на системе экономической теории Рикардо. В курсе «Продвинутой экономической теории»3 он об­суждал многие проблемы, о которых написано в главе 7 части IV (Анализ равновесия) и в части V. Он вел также в Гарварде теорию социализма, а иногда теорию экономических циклов и теорию де­нег. В Боннском университете Й. А. Шумпетер занимал кафедру государственных финансов, а также вел семинар, который во мно­гом касался теории, включая теорию денег, и эпистемологии. Чи­тая около года лекции в Йельском университете, он преподавал курс международной торговли. Не только его лекции, но также множество статей, касавшихся почти всех аспектов экономичес­кой науки, многочисленные рецензии на книги, биографические очерки, книги — все составляло часть подготовительного материа­ла к «Истории экономического анализа». Даже его чтение для удовольствия и отдыха (он любил читать биографии, по преимуще­ству многотомные) способствовало приобретению того поразитель­ного знания людей, событий и обстановки, которое проявляется на протяжении всей «Истории экономического анализа» и может оживить для некоторых читателей сухие рассуждения о тонкостях данного предмета.

     Ни одна из частей рукописи не обрела окончательной фор­мы, но одни части были более близки к завершению, чем другие. Три основные части (II, III и IV) были практически закончены, за исключениями, отмеченными в Приложении; вводная часть I и заключительная часть V писались в самом конце. Последним фрагментом, написанным в конце 1949 г., была, очевидно, глава

3 В начале списка литературы для этого курса (Economics 203а) в первом семестре 1948-1949 гг. мы находим следующее краткое описание: «Основной целью данного курса является обучить студентов искусству концептуализировать ключевые черты экономического процесса. Но обсужде­ние отдельных проблем обеспечит возможность критически пересмотреть зна­чительные части традиционной теории, как старой, так и новой. Программа на этот семестр включает, во-первых, предварительный обзор некоторых основных понятий, особенно таких, как определенность и устойчивость; во-вторых, общую динамику агрегированных экономических показателей; в-третьих, общую теорию поведения домохозяйств и фирм. Хотя желательно обладать некоторыми знаниями в области дифференциального исчисления и дифференциальных уравнений, мы не будем делать особого ударения на чисто математических аспектах».

о Кейнсе и современной макроэкономике, помещенная в конце части V. Она была оставлена для перепечатки на машинке, когда он отправился в Таконик на Рождество и в Нью-Йорк на конфе­ренцию Американской экономической ассоциации. По возвра­щении с конференции он начал писать свое выступление «Марш в социализм» (The March into Socialism), а также вычитывать отпечатанный на машинке текст части III «Истории». Он оста­вил несколько страниц заметок для переделки первых трех или четырех глав этой части, посвященной «классической» экономи­ческой науке. Его смерть 8 января 1950 г. сделала осуществле­ние этой правки невозможным.

     Вся «История» сначала была написана от руки. Некоторые части, как, например, глава о деньгах (часть II, глава 6), и много материалов, посвященных Вальрасовой системе равновесия (часть IV, глава 7, § 7) существовали только в рукописном виде и не были отпечатаны на машинке. Другие части были перепеча­таны, но не вычитаны автором. Некоторые части были про­читаны автором после перепечатки на машинке и поправлены карандашом, при этом делались заметки и ставились вопросы для дальнейшего пересмотра материала. Остались незаполнен­ные ссылки, Й. А. Шумпетер сказал мне, что ссылки необходи­мо проверить. Я нуждалась в помощи для выполнения этой зада­чи. Читатель — профессионал в данной области найдет более подробные сведения по этим вопросам в редакторских заметках по всей работе и в Приложении, составленном редактором.

     В течение большей части периода своей работы над книгой Й. А. Шумпетер не имел постоянного секретаря, но ему помога­ли люди, которые разбирали его почерк и печатали для него на машинке. Время от времени он отсылал им на перепечатку тол­стую пачку законченных рукописей. Большую часть писем он писал от руки. Это, конечно, было большой дополнительной на­грузкой в его работе и означало, что никто и никогда не регист­рировал и не подшивал его материалы, как это мог бы сделать опытный секретарь. Только летом 1948 г., когда он стал прези­дентом Американской экономической ассоциации и одновремен­но продолжал заниматься всеми другими своими делами, у него появился секретарь на неполный рабочий день. Даже тогда он не проявлял желания потратить время на то, чтобы надлежащим образом проинструктировать секретаря, поскольку времени ни­когда не хватало, чтобы успеть сделать все запланированное: пре­подавание, консультации, чтение, работа над книгой, переписка.

     Я как редактор поставила перед собой задачу просто пред­ставить насколько возможно полный и точный вариант того, что

Й. А. Шумпетер действительно написал, но не пыталась завер­шить то, что он не успел. Не существует плана работы в целом, и я не читала ни одного плана до смерти Й. А. Шумпетера, по­скольку он хотел, чтобы я начала с введения, над которым он работал, и прочла всю работу в нужном порядке. Материал обна­руживался во многих местах (часть в ящиках с карточками, часть в кипах на полках): в его кембриджском кабинете на Ака-сиа-стрит, в кабинете в Таконике и небольшая часть — в его офи­се в Литтауер-Центре. Мне понадобилось два или три месяца, чтобы обнаружить, что «История» была почти завершена, и в течение еще некоторого времени я продолжала находить пара­графы и подразделы. Первоначальная сборка воедино отдельных кусков затруднялась тем, что страницы рукописи часто не были пронумерованы вовсе, а материал, перепечатанный на машинке, не имел последовательной сквозной нумерации с самого начала — она шла лишь в пределах небольших пачек по мере их напечатания. Й. А. Шумпетер пользовался только первым машино­писным экземпляром для издателя. Он никогда не заботился о копии для себя. К счастью, разные люди, перепечатывающие рукопись на машинке, оставляли копии, и эти копии были сва­лены в кучу в одной из комнат на четвертом этаже дома по Акасиа-стрит. Некоторые из них, особенно копии, сделанные в 1943 и 1944 гг., были датированы. Я продолжала искать, пока не находила материал, написанный от руки, и первый машино­писный экземпляр, соответствующий копии. Во многих случаях машинописные копии представляли собой ранние трактовки, впоследствии отброшенные или частично включенные в более поздние варианты. Перечитывая всю книгу снова и снова, я об­наружила, что, хотя не было написано никакого плана или оглавления, такой план существовал внутри текста. Дело не­сколько осложнилось тем, что первоначальное число глав было сокращено с восьми до семи в части II и с десяти до восьми в части IV. Однако в конце я почти без труда определяла, куда следует отнести каждый параграф или подраздел, или решала, какой из двух или более вариантов являлся позднейшим. Эти проблемы рассмотрены в Приложении.

     Задача была бесконечно осложнена объемом книги. Несмотря на то что я экономист с некоторым издательским опытом, было нелегко собрать воедино столь обширный труд, где упомянуто так много экономистов, пишущих на стольких языках, и охвачен та­кой длительный период. Обычно процесс был организован следую­щим образом: перепечатывались разделы, написанные от руки;

затем разные помощники прочитывали мне рукопись, в то время как я правила машинопись, дополняла и проверяла ссылки, писа­ла, где требовалось, заголовки и подзаголовки; после того как издательство Oxford University Press отпечатывало типографским способом машинописную рукопись, я еще раз просматривала эту часть, вносила изменения, давала ссылки на другие части книги, сверяла с каталожными карточками авторов; и, наконец, разные помощники прочитывали для меня целиком авторский экземпляр, а я корректировала гранки. В процессе каждого последующего прочтения «Истории» выявлялось все больше мелких неточностей и неопределенностей. Несомненно, этот процесс мог бы продол­жаться бесконечно, но ограниченность сроков требовала разумно определить, где пора остановиться.

     Мне представляется уместным выразить здесь глубокую признательность за дар Дэвида Рокфеллера и грант Фонда Рок­феллера, что позволило привлечь к описанной выше работе сек­ретарей и издательских работников.

Возможно, здесь стоит упомянуть одну трудность. Это осо­бенно касается неоконченных частей «Истории». Й. А. Шумпе­тер часто начинал и откладывал в сторону множество вариантов трактовки одного и того же предмета. Он держал все эти черно­вые тексты вместе со своими первоначальными заметками и за­конченными кусками рукописи, поэтому не всегда было легко понять, какой вариант являлся более или менее окончательным. Иногда ключом к решению этого вопроса служила дата ссылки или включение в поздний вариант одной-двух страниц из более раннего.

     Другую трудность составляло то обстоятельство, что его планы или заметки относительно пересмотра материала часто были написаны на смеси английского, немецкого и стенографи­ческих знаков. Четыре страницы подобных заметок воспроизве­дены в Приложении (план и последняя страница главы о день­гах в части II и два плана для части V). Я не пыталась ни интерпретировать, ни дорабатывать написанные стенографичес­кими знаками пересмотренные материалы и краткие предложе­ния относительно переделок. Я лишь включила простые исправ­ления в первый машинописный экземпляр. Первоначальная ру­копись, альтернативные варианты, заметки и первый экземпляр с поправками и предлагаемыми переделками, написанными ру­кой Й. А, Шумпетера, будут сданы в Хафтонскую библиотеку Гарвардского университета, где ими могут пользоваться интере­сующиеся данными материалами ученые.

     Материал был дополнен редактором только с целью добить­ся большей ясности или согласованности; такие дополнения зак­лючены в квадратные скобки. Это относится в основном к заго­ловкам и подзаголовкам, редакторским примечаниям в тексте и редакторским сноскам. Вначале Й. А. Шумпетер просто нумеро­вал свои параграфы. Со временем он добавил заглавия парагра­фов и подразделов.

     Иногда он оставлял пустые места, если окончательное реше­ние еще не было принято.

     Заголовки, добавленные редактором, составлялись исходя из текста, и все они заключены в квадратные скобки. В квадрат­ных скобках приведены как авторские, так и редакторские при­мечания, но их почти всегда легко различить. Комментарии ав­тора обычно находятся в середине цитаты, а материалы редакто­ра даны в виде законченных предложений в конце примечаний, как самостоятельные сноски, или в виде целого абзаца в тексте. В тех местах, где существует опасность путаницы, используются инициалы «Й.А.Ш.» или сокращение «ред.».

     В работе есть повторения, о которых хорошо знал Й. А. Шум­петер, и иногда отсутствует материал, обещанный автором «выше» или «ниже». По большей части я не пыталась устранить повто­ры, за исключением очевидных и близко расположенных. В слу­чае когда одна и та же статья приводилась несколько раз по разным поводам или одна и та же идея была высказана несколь­ко раз в разных частях текста, я не чувствовала себя достаточно компетентной для того, чтобы изымать одни ссылки и оставлять другие, хотя сам автор, возможно, сделал бы это. Я попыталась привлечь внимание в сносках к наиболее важным упущениям, которые объясняются незаконченностью некоторых частей рабо­ты. По совету Ричарда М. Гудвина я также указала в сносках на некоторые другие труды автора, относящиеся к рассматривае­мым в данной книге проблемам, хотя Й. А. Шумпетер едва ли когда-либо ссылался на собственные работы в своих лекциях или книгах. Несомненно, другие смогли бы выполнить эту зада­чу лучше, но ни у кого, кроме меня, не было времени, чтобы вновь и вновь перечитывать труд такого объема.

     Иногда невозможно было прочесть какое-либо слово, иногда какое-нибудь слово было опущено или предложение оставалось не закончено. С этими проблемами я справлялась в меру своих способностей. Авторский словарь очень богат, и многие необыч­ные английские слова пришлось разыскивать в Большом Окс­фордском словаре. Целый ряд названий иностранных книг, при­веденных в работе, не удалось найти ни в одной из гарвардских библиотек, не было их и в каталоге Библиотеки Конгресса. Пользуясь различными каталогами иностранных книг и бла­годаря помощи ученых в нашей стране и в Европе, я со вре­менем смогла проверить почти все ссылки на авторов и заглавия книг.

     В большинстве случаев (когда это было важно) Й. А. Шум­петер был точен в отношении изданий, которыми он пользовал­ся, но иногда возникали некоторые затруднения, поскольку ав­тор работал в стольких местах, в течение такого длительного периода, что неизбежно пользовался разными изданиями приво­димых работ. Несомненно, до своего прихода в Гарвард в 1932 г. он для своих заметок и трудов пользовался европейскими уни­верситетскими библиотеками и собственной обширной библиоте­кой. В то время его библиотека была упакована и хранилась в Юлихе около Бонна. Библиотека не была доставлена в США до войны, поскольку вначале у Шумпетера для нее не было места, а позднее возникали различные «практические трудности» (воз­можно, больше воображаемые, чем реальные). Затем началась война. Позднее библиотека была уничтожена во время бомбежек Юлиха американскими ВВС. Только около сотни книг (в основ­ном английские биографии) было спасено из-под обломков. По­сле 1932 г. Й. А. Шумпетер пользовался книгами, приобретен­ными в США, и моей библиотекой книг по экономике в Такони-ке. Во время войны он провел много времени, спокойно работая в Kress Library of Business and Economics при Гарвардской шко­ле бизнеса. (Он прочитывал большой объем профессиональной периодической литературы, а также новые книги и переиздания на многих языках, которые ему отовсюду посылали ученые.) Этим можно объяснить использование в «Истории» как более ранних, так и более поздних изданий одной и той же работы, а также тот факт, что я нашла ссылки на страницы двух различ­ных английских переводов I тома «Капитала» (Das Kapital) и на оба издания (английское и американское) Кернса (Some Leading Principles) и Кейнса (Tract on Monetary Reform). Первоначальная работа над произведением Тюрго (Reflexions) была, очевидно, сделана до выхода в свет издания Шелле.

     Я не делаю попытки составить библиографию к книге «Ис­тория экономического анализа». В каком-то смысле всю «Исто­рию» можно рассматривать как библиографию. Я, однако, при­вожу список цитируемых книг в том случае, когда важно, какое издание было использовано и если оно не упоминалось специаль­но в каждом случае. Й. А. Шумпетер пользовался четвертым из­данием «Принципов» Маршалла (1898 г.), поскольку у нас обоих было это издание. (У него были большие сомнения на этот счет, и он думал, не стоит ли перейти к более позднему изданию.) Этот список книг (с указанием используемого издания) можно найти в конце работы, непосредственно за Приложением.

     Читатель может быть поражен значительностью материала, напечатанного с отступом, который встречается на первых 566 страницах этой работы. Следует сразу же признать, что это ошибка, следствие недоразумения между типографией и издательством с одной стороны и редактором — с другой. Все напечатанные с отступом материалы должны были быть пред­ставлены в виде сносок, поскольку они предположительно пред­ставляют меньший интерес для среднего читателя.

     Следует напомнить, что Й. А. Шумпетер пытался написать книгу, которую можно было бы выпустить в одном томе объемом около шестисот-семисот страниц. Однако со временем его замы­сел в значительной степени усложнился, он понял, что книга становилась слишком объемистой и что вопросы, которые он в ней рассматривал, могли не заинтересовать среднего читателя. Ввиду этого он решил написать книгу на двух уровнях, где более или менее технический материал, эпистемологические и фило­софские рассуждения, а также биографические очерки были бы набраны петитом и заняли бы меньше места, чтобы их можно было легче перескочить. В машинописном тексте это указано: соответствующий материал напечатан через один интервал, как сноски. В типографии при подборе подходящего шрифта для книги решили, что получается слишком много петита, и решили набрать этот «второстепенный» материал корпусом, но с отсту­пом, нарушив, таким образом, волю автора относительно выде­ления в тексте материала меньшей важности.

     К сожалению, этот план не был ясен для меня, и почти половина «Истории» уже была готова в виде гранок, прежде чем я увидела хотя бы одну верстку. Чтобы сделать новый набор всего материала, потребовались бы значительные расходы и уд­линение сроков. Ввиду этого я в большинстве случаев оставила все как было и заставила перебрать петитом только небольшие разделы с неполным или весьма техническим материалом. Взгляд на те страницы книги, где рассматривается творчество Конта, «Логика» Милля и работы Лонгфилда, Тюнена и Джона Рэ, даст представление о том, какой материал автор намеревался сделать вспомогательным. Я не уверена, что он всегда был прав, подчеркивая важность одних материалов и принижая значение других, особенно по отношению к биографическим очеркам, ко­торые нравятся большинству людей, прочитавших их.

     В остальной части «Истории» (это последние две главы час­ти III, а также части IV и V) я разделила «второстепенный мате­риал» по шрифту на корпус и петит. Там остались лишь два или три «философских» рассуждения, напечатанные с отступом, как раньше. Почти все биографические скетчи, причем некоторые из них были довольно длинными, были напечатаны крупным, а не мелким шрифтом, как и было первоначально намечено. Я сдела­ла это, поскольку была убеждена, что было бы трудно прочесть так много материала, набранного очень мелким шрифтом, вы­бранным ранее для сносок, хотя эти изменения были сделаны вопреки моей воле опубликовать «Историю» с максимальным приближением к указаниям самого Й. А. Шумпетера. Рукопись и первый экземпляр, сданные в Хафтонскую библиотеку, послу­жат свидетельством замысла автора.

     Здесь я могу упомянуть только очень небольшое число лю­дей, без чьего совета или помощи я не смогла бы подготовить работу к публикации. Артур В. Марджет был первым, кто про­читал всю «Историю» в машинописи, дал советы относительно незаконченных разделов и обсудил со мной в общих чертах мою линию поведения как редактора. Он также собрал воедино и отредактировал главу о ценности и деньгах в части П. Эта глава никогда не перепечатывалась на машинке, страницы рукописи не были пронумерованы, и в нескольких случаях возникали со­мнения относительно порядка страниц. Готфрид фон Хаберлер также прочел большую часть машинописного материала и помог мне проверить неясные ссылки и прояснить смущавшие меня теоретические вопросы. Пол М. Суизи прочитал все верстки, внес много ценных предложений и указал на несколько усколь­знувших от меня ошибок. Ричард М. Гудвин первый собрал для меня материал для незаконченной главы 7 в части IV и для части V. Эти части не были закончены, Й. А. Шумпетер работал над ними незадолго до смерти. Он предоставил важный матери­ал, касающийся анализа равновесия и современных достижений. Альфред X. Конрад прочел некоторые машинописные материалы и многие корректуры, а также проверил математические форму­лы. Уильям Дж. Феллнер прочитал некоторые машинописные материалы, а Александр Гершенкрон — несколько корректур. Фрида С. Уллиан была изобретательна и неутомима в поисках сведений о неизвестных авторах. Анна Торп помогала на каждом этапе этой книги, начиная с перепечатки на машинке части ру­кописи много лет тому назад до оказания мне помощи при чте­нии корректуры и подготовке указателя. То обстоятельство, что она разбирала сложный почерк Й. А. Шумпетера и была знакома с его методами работы, помогло решить многие проблемы. Моя благодарность обращена к этим людям и ко всем другим, кто так или иначе помог мне издать «Историю экономического анали­за».*

Таконик, штат Коннектикут,

Элизабет Буди Шумпетер

июль 1952 года.

Примечание.

     После смерти профессора Шумпетера и до последних недель своей продолжительной болезни миссис Шумпетер посвящала большую часть своего времени подготовке данной книги к публи­кации. Ко времени ее кончины указатель авторов был почти за­кончен, но работа над предметным указателем только началась. Др. Роберт Кюнне взял на себя изнурительную задачу подготовки предметного указателя; он также дополнил указатель авторов и привел оба указателя в соответствие.

     Издатели глубоко признательны профессору Василию Леон­тьеву за его помощь в осуществлении публикации книги.

__

* <В угловых скобках даны примечания русских издателей>.

 



Координация материалов. Экономическая школа





Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru