Об "ЭШ" Карта сайта, экономическая школа English, SEI Эксперты, мнения, книги, ЭШ Обратная связь, ЭШ Книжные серии, Серия "Этическая Экономия" Учебная литература для средней и высшей школы ИМЕНА Музыка, литература, искусство Словарь основных терминов_50 лекций по микроэкономике Имена и термины, Экономическая школа Альманах "Экономическая школа", выпуски 6 и 7 Иностранные языки Новости Дискуссии в Экономической школе Аналитическая школа Вехи экономической мысли Поиск и приобретение книг Учебники по экономике Учебные материалы и темы Журнал Экономическая школа Перечень английских экономических терминов A 200 великих экономистов Марк Блауг Координация матералов Экономическая школа Поиск терминологии, биографических материалов, учебников и научных работ на сайтах Экономической школы 50 тем и литература для подготовки студентами докладов по экономике_Экономическая школа The School of Economics
Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 





100 Hot Books (Амазон, Великобритания)

 

П. Милгром, Дж. Робертс Экономика, организация и менеджмент: В 2-х т. / Пер. с англ. И.В. Розмаинского, Д.Е Тетерина, К.А. Холодилина под редакцией И.И. Елисеевой и В.Л. Тамбовцева — СПб. : Экономическая школа, 1999. — т. 1 – 472 с., т. 2 – 424 с.

 

АНАЛИЗ ТРАНСАКЦИОННЫХ ИЗДЕРЖЕК

 

Если рынки могут обеспечивать такие хорошие результаты, то почему же мы столь часто сталкиваемся с примерами отказа от использования ценового механизма, когда экономическая деятельность организуется в рамках форма­лизованных иерархических структур и их взаимоотношений, с использовани­ем явного планирования и директив? Проще говоря, почему существуют фир­мы? Какова их экономическая функция? И в силу каких причин часть сделок осуществляется посредством рыночного механизма, а другая часть — в рам­ках формальных организаций и при централизованном руководстве?

Эти фундаментальные вопросы впервые были сформулированы Рональ­дом Коузом. Согласно Коузу, осуществление сделок сопряжено с издержками, и эти трансакционные издержки различаются в зависимости как от характе­ра сделки, так и от способа ее организации. Далее, исходя из принципа эф­фективности можно предположить, что существует тенденция выбирать та­кой способ организации, который обеспечивает наибольшую экономию на трансакционных издержках. Таким образом, сделки, как правило, соверша­ются на рынке в тех случаях, когда этот способ является наиболее эффектив­ным, и осуществляются внутри фирмы или какой-либо другой формальной организации, когда такой способ минимизирует издержки, связанные с осу­ществлением сделок.

Это несложная, но глубокая идея. Однако Коуз не объяснил происхожде­ния и природы трансакционных издержек, а без систематизированного рас­крытия этих вопросов сама идея трансакционных издержек не имеет большо­го практического значения. Поэтому значительная часть исследований в об­ласти экономической теории организации была посвящена наполнению этой идеи конкретным содержанием. Фактически трансакционные издержки пред­ставляют собой издержки, связанные с обеспечением функционирования эко­номической системы, — издержки координации и мотивации. Таким обра­зом, если исходить из гипотезы, согласно которой структура и тип организа­ции определяются стремлением к минимизации трансакционных издержек, оба аспекта проблемы организации оказывают влияние на распределение дея­тельности между различными организационными формами.

 

Типы трансакционных издержек

 

Различные типы организаций, институциональные и контрактные струк­туры представляют собой различные способы решения проблем координации и мотивации. Эти проблемы порождают трансакционные издержки, которые в несовпадающих контекстах принимают различные формы.

 

Издержки координации

 

 В рыночной системе трансакционные издерж­ки, связанные с проблемой координации, возникают вследствие необходимо­сти определять цены и другие детали сделок, обеспечивать информирован­ность потенциальных покупателей и продавцов о существовании и местона­хождении друг друга и сводить покупателей с продавцами в целях совершения сделок.

В качестве примера таких издержек координации рассмотрим проблему обмена финансовыми активами, такими как акции и облигации. Подобные сделки по большей части совершаются при помощи организованных финан­совых рынков, например Нью-Йоркской, Лондонской и Токийской фондовых бирж. Очень немногие рынки функционируют более эффективно, чем эти орга­низованные финансовые рынки, и тем не менее их деятельность, несомненно, требует расходования значительного количества ресурсов для определения цен и совершения сделок. Используются крупные здания, мощная коммуникаци­онная и вычислительная техника и способности тысяч одаренных людей. Если зачастую поражающие воображение доходы владельцев инвестиционных бан­ков и торговцев ценными бумагами дают хоть какое-то представление об из­держках общества, связанных с использованием этих людей в данном секто­ре экономики, то трансакционные издержки, связанные с функционировани­ем таких рынков, должны быть очень велики.

На других рынках трансакционные издержки, связанные с координаци­ей, включают в себя те ресурсы, которые продавцы расходуют на проведение исследования рынков с тем, чтобы определить вкусы покупателей, расходы на рекламу и маркетинг с целью информирования покупателей о данном това­ре или услуге и на выработку административных решений, определяющих цены, по которым будут реализовываться товары и услуги. Со стороны поку­пателей к этим издержкам относятся затраты времени на поиск поставщи­ков и оптимальных цен. Еще одна, менее очевидная разновидность трансак-ционных издержек — это упущенные выгоды, не реализованные из-за несо­вершенства контрактов между продавцами и покупателями и срыва вследствие этого выгодных сделок.

Трансакционные издержки координации при помощи иерархических структур, будь то частные или государственные структуры, это в первую оче­редь издержки, связанные с передачей на верхние уровни иерархии первона­чально рассеянной информации, необходимой для выработки эффективного плана, с составлением этого плана на основе переданной информации и с последующим доведением данного плана до тех лиц, которые будут нести ответственность за его осуществление. Эти издержки включают в себя не только непосредственные затраты на сбор и передачу информации, но и потери вре­мени, затрачиваемого на передачу информации и на выработку плана цен­тром. Поскольку информация никогда не может передаваться с абсолютной точностью, существуют также трансакционные издержки, связанные с неточ­ностью или недостаточностью информации, которой располагает центр при­нятия решений.

 

Издержки мотивации.

 

 К трансакционным издержкам, связанным с про­блемой мотивации, в первую очередь относятся две группы издержек. Одну группу составляют издержки, связанные с неполнотой и асимметрией ин­формации — ситуациями, в которых участники потенциальной или дей­ствительной сделки не располагают всей информацией, необходимой для определения взаимоприемлемых условий соглашения и для проверки их выполнения. Например, потенциальный покупатель нового автомобиля мо­жет столкнуться с трудностями в части проверки утверждений продавца относительно экономичности и надежности данной машины и может усо­мниться, почему продавец желает от нее избавиться. Менеджеру отдела сбыта какой-либо фирмы может быть сложно определить — действительно ли тот или иной местный агент фирмы посвящает все свое время и усилия делам фирмы, или же он в рабочее время занимается своими делами. При таких обстоятельствах возможны срывы взаимовыгодных сделок по причине того, что та или другая сторона опасается понести ущерб, или же для защиты от оппортунистического поведения предпринимаются дорогостоящие меры пред­осторожности.

Другая группа трансакционных издержек, связанных с проблемой мо­тивации, возникает в тех случаях, когда имеет место недостоверность обя­зательств — неспособность сторон гарантировать выполнение ими своих угроз и обещаний, от выполнения которых они впоследствии могут отка­заться. Пример. Промышленник стремится добиться от своего поставщика осуществления крупных инвестиций, необходимых для удовлетворения спе­цифических запросов промышленника. Поставщик в этом случае не может не опасаться, несмотря на все обещания промышленника на этот счет, того, что после осуществления инвестиций промышленник попытается добиться от него снижения цены и других уступок, которых будет трудно избежать. Признание возможности невыполнения угроз и обещаний лишает их убеди­тельности. Ввиду этого предусмотрительные люди не станут принимать их в расчет, и снова возникает ситуация, когда либо упускаются возможности для совершения выгодных сделок, либо необходимо затрачивать ресурсы на обеспечение гарантий или защиту от оппортунизма. Возможность гаранти­ровать неоппортунистическое поведение была бы выгодна промышленнику, поскольку в этом случае поставщик более охотно решился бы на осуществ­ление инвестиций. Обеспечение такой надежности может оказаться затруд­нительным, и ввиду этого поставщик может отказаться от осуществления инвестиций, или же для защиты его интересов могут понадобиться дорого­стоящие мероприятия.

Эти проблемы затрагивают как рыночные, так и нерыночные организа­ции, хотя для различных организационных форм они могут иметь различ­ный характер и оказывать различное влияние. Таким образом, одна органи­зационная форма может быть более подходящей для конкретной трансак­ции, чем другая.

Характеристики трансакций

Понятие трансакционных издержек позволяет предположить, что разно­образие способов организации трансакций, которое существует в мире, отра­жает тот факт, что различные трансакции отличаются друг от друга в некото­рых своих существенных аспектах. Для нашего анализа важное значение имеют пять атрибутов трансакции:

1) специфичность инвестиций, необходимых для осуществления транс­акции;

2) частота, с которой совершаются подобные трансакции, и продолжи­тельность,

т. е. период времени, в течение которого они неоднократно совер­шаются;

3) сложность трансакции и неопределенность в отношении последующих действий;

4) трудность измерения результатов трансакции;

5) взаимосвязь с другими трансакциями, совершаемыми другими людьми.

Специфичность активов. Важным аспектом, отличающим одни трансак­ции от других, является характер инвестиций, которые должны осуществить их участники. Когда отдельный потребитель покупает хлеб у булочника, ни тот, ни другой участник этой конкретной сделки не связывает с ней ника­ких инвестиций. Булочник может инвестировать средства в свой магазин и в пекарню, однако эти активы используются им для обслуживания множества различных потребителей. В противоположность этому, когда некий субпод­рядчик осуществляет сборку крыльев для конкретной модели авиалайнера «боинг», он может инвестировать средства в создание технологической ли­нии для производства данных конкретных конструкций. Такие капиталовло­жения называются специфическими инвестициями, поскольку вне связи с конкретным назначением — поставками крыльев для «боинга» — они в зна­чительной мере обесцениваются. Субподрядчик не стал бы осуществлять эти инвестиции, если бы не имел четкого заказа или по крайней мере веских гарантий предоставления такого заказа в ближайшем будущем. По той же причине работник не захочет тратить силы, средства и время на изучение деятельности фирмы, чьи дела идут неважно и которая едва ли сможет обес­печить ему постоянную занятость. Сделки, для которых необходимы специ­фические инвестиции, обычно требуют заключения контракта или же приня­тия мер для защиты инвестора от преждевременного расторжения контракта или оппортунистического пересмотра условий производственных отношений.

Частота и долговременность. Некоторые трансакции представляют со­бой одноразовые операции, например покупка жилого дома у его прежнего владельца. Другие же трансакции часто повторяются с участием хотя бы час­тично одних и тех же сторон, при более или менее похожих условиях в тече­ние длительного периода времени.

В первом случае можно ожидать, что участники трансакции используют для ее осуществления любые доступные для них механизмы общего характе­ра. В частности, они, скорее всего, заключат контракт стандартной формы, предусматривающий, что все споры между ними подлежат разрешению в суде.

В случае же частого взаимодействия сторон можно ожидать использова­ния совершенно иного механизма, приспособленного для осуществления дан­ной конкретной трансакции. Например, споры между фабричным рабочим и его начальником редко разрешаются в зале суда. Вместо этого на фабрике может быть создан специальный комитет для рассмотрения жалоб с участи­ем профсоюзов или иных представителей рабочих. Для заслушивания жалоб и посредничества между конфликтующими сторонами может быть использо­ван третейский судья. Такие специальные институты весьма ценны, посколь­ку их можно приспособить к условиям конкретной фабрики и постоянно со­вершенствовать, снижая тем самым издержки, связанные с разрешением кон­фликтов. В общем плане, когда схожие друг с другом трансакции соверша­ются часто, в течение длительного периода, с участием хотя бы частично од­них и тех же сторон, регулярно взаимодействующие стороны могут прибегнуть к разработке и внедрению различных процедур совершения трансакций, не сопряженных со значительными издержками.

Частота и продолжительность трансакции имеют еще один эффект. Сто­роны, между которыми существуют длительные и тесные взаимоотношения и которые часто вступают во взаимодействия друг с другом, имеют немало воз­можностей для того, чтобы вознаградить друг друга за верность и наказать за неверность; эта особенность долговременных отношений в значительной мере снимает необходимость разработки каких-либо формальных механиз­мов, обеспечивающих выполнение сторонами взаимных договоренностей. Участ­ники трансакции могут также создать такую атмосферу взаимопонимания и такие рутинные процедуры, при наличии которых уменьшается потребность в формальном планировании, направленном на координацию их действий. Та­кая практика порой может привести к тому, что отпадает всякая необходи­мость в заключении подробных формальных соглашений — и потому, что стороны понимают, чего они ожидают друг от друга, и потому, что нет необ­ходимости документировать эти взаимопонимания для какой-то третьей сто­роны, полномочной принуждать участников соглашения к выполнению сво­их обязательств. В результате этого может достигаться значительное сниже­ние издержек.

 

 

Неопределенность и сложность

 

 

Стандартным способом организации рыночной сделки между двумя сторонами является заключение письменного контракта, определяющего, какие действия ожидаются от каждой из этих сторон. В случае купли-продажи пшеницы такой контракт может просто уста­навливать, что определенное количество зерна одного из стандартных сортов (например, северная твердая пшеница, сорт «Манитоба № 1») будет поставле­но в определенный срок (скажем, 1 апреля 1992 г.) в определенное место (ска­жем, в Виннипег) по определенной цене (к примеру, 5 канадских долларов за 1 бушель). Такой стандартный контракт достаточно прост.

В противоположность этому контракт на строительство электростанции представляет собой очень сложную договоренность. За время строительства могут изменяться и рассчитанная ранее потребность в электроэнергии, и сто­имость и доставка различных видов топлива. Влияние электростанции на окру­жающую среду может быть неизвестным в момент начала работы над проек­том, в силу чего невозможно спрогнозировать величину расходов на необхо­димые мероприятия по обеспечению экологической безопасности и охраны труда. Последовательность стадий проекта, продолжительность его реализа­ции и будет ли он вообще осуществлен до конца — решения по всем этим вопросам должны быть приняты позже, уже после подписания контракта и начала его выполнения. Необходимо выработать какую-то процедуру, позво­ляющую определить, какие платежи должны быть произведены в случае из­менения проекта, отсрочки или прекращения работ.

Неопределенность в отношении того, какие условия будут преобладать во время выполнения контракта, наряду со сложностью задачи, решение кото­рой предусматривается контрактом, делает невозможным или по крайней мере неэкономичным заблаговременное определение действий сторон во всех возможных обстоятельствах. Вот почему такой контракт, как правило, со­ставляется в менее определенной форме, чем это было при решении более простой задачи. Такой контракт не столько определяет, что, когда и в каком количестве будет поставлено, сколько устанавливает, кем и в каких пределах принимаются те или иные решения.

Если вернуться к нашему примеру с производителем крыльев для само­летов, то контракт может разрешить проблему неопределенности в отноше­нии будущего объема продаж самолетов, установив, что поставщик будет по­ставлять такое количество крыльев, которое потребует покупатель, по цене, рассчитываемой по специальной формуле. В свою очередь покупатель может включить в контракт обязательство приобретать крылья только у данного по­ставщика до тех пор, пока он в состоянии удовлетворять потребности покупа­теля. Покупатель может также обязаться заранее представить расчеты своей потребности, которые не могут отличаться от фактических заказов более чем на определенное число процентов, субсидировать приобретение поставщиком специфических активов, используемых в производстве крыльев, и т. д.

В общем плане в тех случаях, когда ввиду неопределенности и сложно­сти трансакции прогнозирование желательных в будущем действий затруд­нено, контрактные отношения приобретают более сложный характер: кон­тракты определяют не столько конкретные действия сторон, сколько их права и обязанности, а также процедуры их осуществления.

 

 

Трудность измерения результатов

 

 

 Даже в тех случаях, когда желаемые действия идеально поддаются прогнозированию, оценка полученных резуль­татов может оказаться трудной или дорогостоящей задачей. Например, чело­век, нанявший адвоката для ведения бракоразводного процесса, может не иметь ни малейшего представления о том, действительно ли достигнутое соглаше­ние является удачным или же другой адвокат смог бы добиться лучшего результата. Аналогично низкие показатели выработки у группы фабричных рабочих могут объясняться и недостаточными усилиями рабочих, и плохим качеством материалов или отсталой технологией, используемой данной фир­мой. Когда ломается машина, на которой ездят поочередно несколько такси­стов, то ее владелец может оказаться не в состоянии определить, кто именно из таксистов небрежно относился к машине и виноваты ли вообще водители или же поломка объясняется дефектом конструкции или чистым невезени­ем. Если же машина еще не сломалась, но неправильная эксплуатация увели­чивает вероятность поломки в будущем, то издержки таких злоупотреблений, естественно, почти не поддаются измерению.

Данные примеры позволяют предположить, что трудно обеспечить эф­фективное стимулирование в тех случаях, когда невозможно точно измерить полученные результаты. Если бы в таких случаях можно было точно оценить результаты работы адвоката, фабричных рабочих или таксистов, то клиент адвоката, управляющий фабрикой и владелец компании такси могли бы воз­ложить на своих контрагентов ответственность за результаты их работы. Можно предположить, что это побудило бы последних к большим усилиям и улуч­шило бы результаты их деятельности.

Когда измерение результатов затруднено, люди обычно организуют свои дела таким образом, чтобы облегчить измерение результатов или уменьшить значимость точных измерений. В нашем примере с такси машину можно было бы закрепить за одним таксистом, что облегчило бы выявление причины лю­бого очевидного повреждения. Или же можно было передать такси в собствен­ность водителя с тем, чтобы любые убытки вследствие небрежного обращения с машиной (включая и те убытки, которые не поддаются немедленному уче­ту) нес бы владелец-водитель. Какое из этих возможных решений является наилучшим и будут ли они вообще действенными — это зависит от других атрибутов сделки.

 

 

 

Взаимосвязь с другими трансакциями

 

 

 Наконец, трансакции отличают­ся друг от друга и по тому, как они связаны с другими трансакциями, в осо­бенности с теми, которые совершаются другими людьми. Некоторые трансак­ции в значительной мере независимы от всех остальных трансакций. Напри­мер, принимаемые в каком-то учреждении решения о сроках покупки новых пишущих машинок, о том, где хранить архивы, и о выборе поставщика канц­товаров едва ли нужно координировать друг с другом.

Другие сделки отличаются гораздо большей взаимозависимостью. Во время прокладки железных дорог в США в XIX в. различным железнодо­рожным компаниям не удалось скоординировать свои решения относительно выбора размеров колеи. Поскольку вагоны, рассчитанные на один тип колеи, не могли ходить по дорогам с другими размерами колеи, то товары, перево­зившиеся на дальние расстояния, приходилось по нескольку раз перегружать из одних вагонов в другие. Принятие любого из возможных размеров колеи в качестве стандартного было бы гораздо более эффективным решением. Ана­логичная ситуация, порождающая дополнительные издержки, до сих пор су­ществует в Европе: размеры колеи на железных дорогах в Испании и Фран­ции не совпадают друг с другом. Стандартизация колеи, осуществленная в конце концов в США, привела к значительному ускорению и удешевлению грузовых перевозок и способствовала развитию западных районов страны.

Более современный пример. Фирма — производитель компьютеров раз­рабатывает новую модель. Она не может начать поставки опытных образцов до тех пор, пока не получит все необходимые компоненты — чипы, цен­тральные процессоры, блоки питания и т. д. — в количестве, достаточном для начала сборки. Кроме того, должны быть готовы операционная система для данной модели и некоторые прикладные программы; в противном случае новый компьютер будет, по существу, бесполезен.

В данной ситуации необходима тесная координация действий произво­дителей различных компонентов компьютера и разработчиков программного обеспечения. Например, не имеет смысла спешить с вводом в строй сборочно­го производства, если остальные производства еще не готовы к работе. Анало­гичным образом должны быть увязаны друг с другом объемы поставок раз­личных производителей, так как вряд ли стоит иметь клавиатуры в большем количестве, чем драйверы. Компоненты компьютера должны быть совмести­мыми по своим характеристикам; необходимо скоординировать проектные допуски. Несовместимость характеристик различных компонентов, или несо­ответствие проектных допусков, или несвоевременное поступление компонен­тов могут повлечь за собой гораздо большие издержки, чем ошибки при вы­боре проекта или даты начала производства.

Когда потенциальные ошибки такого типа являются наиболее дорогосто­ящими — в отличие, скажем, от неспособности эффективно использовать ме­стные ресурсы, — мы говорим, что сделки обнаруживают конструктивнуювзаимосвязь. Конструктивная взаимосвязь представляет собой лишь один из возможных крайних случаев; вообще говоря, относительные издержки оши­бок различных типов могут быть какими угодно.

Одной из возможных реакций фирм на тесную взаимосвязь сделок яв­ляется усиление механизмов централизованной координации. Это может озна­чать более частые встречи между работниками, осуществляющими различные сделки, или более пристальный надзор со стороны руководства, или какое-то сочетание этих приемов. Второй метод реагирования заключается в сужении круга лиц, причастных к этим сделкам, чьи действия необходимо координи­ровать. Конкретный способ действий в ситуации тесной взаимосвязи сделок определяется в зависимости от других атрибутов взаимосвязанных сделок.

 

 

Границы применимости концепции трансакционных издержек

 

Концепция трансакционных издержек кажется убедительной, и впо­следствии мы будем принимать ее за основу при анализе некоторых проблем. Однако применение ее для анализа всех проблем экономической организа­ции было бы некорректным, поскольку при отсутствии некоторых дополни­тельных условий ее основное положение, согласно которому любая экономи­ческая деятельность организуется таким образом, чтобы свести к минимуму трансакционные издержки, оказывается спорным. Здесь мы выделим две глав­ные проблемы.

Во-первых, нельзя считать справедливыми для всех случаев утвержде­ния о том, что общие издержки любой экономической деятельности могут быть представлены в виде суммы издержек производства и трансакционных издержек, причем первые определяются исключительно технологией, а вто­рые зависят от способа организации сделок. Обычно как издержки производ­ства, так и трансакционные зависят одновременно и от организации, и от тех­нологии, что делает затруднительным их концептуальное разграничение. Если выпуск продукции уменьшился из-за задержек с составлением планов, то яв­ляется ли это результатом медлительности плановиков, или же используемая технология такова, что ее невозможно быстро адаптировать к изменившимся планам? Более сложный пример можно найти в промышленности полупро­водников.[1] Производству интегральных схем присущи увеличение доходов по мере роста масштаба производства и очень сильные эффекты накопленного опыта. Поэтому на любом предприятии чем выше объем производства, тем ниже уровень издержек[2] — как в пределах любого

 

единичного периода вре­мени, так и в совокупности. Таким образом, в целях эффективности произ­водства



[1] См.: Shepard A. Licensing to Enhance the Demand for New Products // Rand Journ. Econ. 1987. Vol. 18. P. 360-368; Farrell J., Gallini N. Second-Sourcing as Com­mitment : Monopoly Incentives to Attract Competition // Quart. Journ. Econ. 1988. Vol. 103. P. 673-694.

[2] Речь идет о средних издержках. (Прим. ред.).

необходимо, чтобы любой отдельный тип схемы выпускался только одним производителем. Однако в течение длительного времени существовала стандартная процедура, в рамках которой фирма, разработавшая новый чип, передавала соответствующую техническую документацию другой фирме, ко­торая начинала конкурировать с ней в производстве и сбыте этого чипа. Было даже принято содействовать второму поставщику в освоении производства новой схемы.

При таком способе организации производства интегральных схем эф­фективный уровень издержек производства приносится в жертву ради полу­чения других преимуществ: не будь на рынке второго поставщика-конкурен­та, потенциальные покупатели новой интегральной схемы неохотно шли бы на заключение сделок, опасаясь, что в дальнейшем единственный поставщик захочет воспользоваться выгодами своего монопольного положения. Создание второго поставщика-конкурента представляет собой эффективный способ обес­печения надежности, которая вызывает увеличение спроса.[1] Как следует клас­сифицировать дополнительные издержки 

 

в данном случае: отнести их к из­держкам производства, возникающим вследствие применения неэффектив­ной технологии, не в полной мере использующей экономию от масштаба, или же к

 трансакционным издержкам, которые фирма несет, чтобы убедить потребителей в надежности условий сделки? Невозможно найти какой-либо неопровержимый ответ на этот вопрос. Вывод из данного примера заключает­ся в следующем: хотя трансакционные издержки действительно существуют, их не всегда бывает легко отделить от издержек других типов.

Вторая проблема связана не с понятием трансакционных издержек как таковых, а с идеей, согласно которой эффективные институты стремятся к минимизации этих издержек. Например, согласно постулату Коуза, трудовые отношения могут рассматриваться как способ минимизации общих трансакционных издержек. Но зачем же работодатели, стремящиеся минимизиро­вать общие трансакционные издержки, разрабатывают системы найма, опла­ты труда, продвижения по службе, оценки результатов труда и надзора за персоналом? Эти системы отнюдь не упрощают структуру тех издержек, кото­рые они должны нести. Часть трансакционных издержек, несомненно, будут нести работники; можно ли ожидать, что работодатели, принимая свои реше­ния, будут должным образом учитывать эти издержки? В сущности, почему бы им не переложить все трансакционные издержки на работников? Стандарт­ный ответ на эти вопросы состоит в том, что конкуренция вынуждает работо­дателей учитывать те издержки, которые несут работники. В главе 8 мы до­кажем, что этот стандартный ответ применим лишь в определенных преде­лах. Но даже в тех случаях, когда он применим, ссылки на конкуренцию или другие внешние силы, обеспечивающие эффективность, значительно ослаби­ли бы позиции этой теории, поскольку в данном случае диапазон ее потенци­альной применимости резко сужается.

В более общем виде вторую проблему можно сформулировать следующим образом: поскольку любая проблема распределения ресурсов, как правило, имеет немалое число эффективных решений, эффективность сама по себе не являет­ся достаточно сильным критерием, позволяющим делать конкретные прогно­зы или давать четкие объяснения. Критерию эффективности может соответ­ствовать очень большое число различных типов организации, и это лишает понятие эффективности какой-либо практической ценности.

Данная проблема полностью решается при наличии одного упрощающе­го допущения, а именно отсутствия эффектов богатства, которые будут рас­смотрены в

следующем разделе.[1] При этом условии лишь один тип поведе­ния соответствует критерию эффективности — тот, который максимизирует общую стоимость ,

 

создаваемую в результате сделки.



[1] С этой практикой было покончено, когда «Intel» предпочла не создавать вто­рого поставщика своего микропроцессора 80386. Рынок сбыта данного процессора был оценен как гарантированный и при отсутствии второго поставщика, поскольку потребители могли рассчитывать на качественное обслуживание со стороны «Intel» в силу того, что ей необходимо было конкурировать с собственными более ранними моделями процессоров, которые продолжали выпускать другие производители.



[1] Подобно другим создателям моделей, экономисты используют понятия пред­посылка или предположение в смысле, отличающемся от обыденного. В повседнев­ном общении предположение имеет второе значение, а именно истинность. Формули­рование предпосылки в экономической модели не связано со вторым значением. Пред­посылка — всего лишь рабочая гипотеза, используемая для абстракции от сложности реального экономического мира. Предпосылка служит для формулирования хороше­го аппроксимирующего предсказания или определения единственного фактора или результата для более детального исследования и лучшего понимания. В данной кни­ге предпосылки используются для достижения упомянутых целей.

 

 

 

Поиск терминологии, биографических материалов, учебников и научных работ на сайтах Экономической школы:




 

 

Перейти к разделу: "экономика фирмы"

Перейим к странице: "П. Милгром, Дж. Робертс Экономика, организация и менеджмент"

Координация материалов. Экономическая школа







Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru