Об "ЭШ" Карта сайта, экономическая школа English, SEI Эксперты, мнения, книги, ЭШ Обратная связь, ЭШ Книжные серии, Серия "Этическая Экономия" Учебная литература для средней и высшей школы ИМЕНА Музыка, литература, искусство Словарь основных терминов_50 лекций по микроэкономике Имена и термины, Экономическая школа Альманах "Экономическая школа", выпуски 6 и 7 Иностранные языки Новости Дискуссии в Экономической школе Аналитическая школа Вехи экономической мысли Поиск и приобретение книг Учебники по экономике Учебные материалы и темы Журнал Экономическая школа Перечень английских экономических терминов A 200 великих экономистов Марк Блауг Координация матералов Экономическая школа Поиск терминологии, биографических материалов, учебников и научных работ на сайтах Экономической школы 50 тем и литература для подготовки студентами докладов по экономике_Экономическая школа The School of Economics
Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 



100 Hot Books (Амазон, Великобритания)

 

О движении факторов производства

 

Международное движение факторов производства, в общем-то, подчиняется тем же пра­вилам, что и движение товаров. Любой фактор — капитал, рабочую силу, землю, технологию и любые другие - можно рассматривать как специфические товары. Специфичность заключается в том, что с помощью факторов можно производить другие товары. В соотношении движения товаров и факторов теоретически возможны два крайних случая, между которыми находится реальный мир: полное отсутствие мобильности факторов в условиях ничем не ограниченной торговли и полная мобильность факторов производства при полном отсутствии торговли. Экономисты классической школы обычно выбирали для анализа первый случай: отсутствие мобильности факторов производства при свободе торговли. Релаксация этого допущения в модели специфических факторов производства привела к существенным изменениям в выводах. Теория международной торговли не уделяла существенного внимания движению факторов по нескольким причинам. Наиболее важный из них на момент создания теорий — земля — по определению был и остается немобильным. Движение капитала не имело тогда существенного значения и рассматривалось в основном как платежи в рамках товарообмена. Да и сегодня межстрановое движение капитала в его производительной форме прямых инвестиций (миро­вой поток в примерно $650 млрд в 2003 г.) значительно меньше по масштабу международной торговли (мировой экспорт $7,5 трлн в том же году). Международные переливы портфельных инвестиций (1 трлн. в день) напротив, превзошли все вообразимые пределы, но такой капитал в своей основной части не является фактором производства. Экспорт и импорт рабочей силы приобрели крупные масштабы, судя по денежным переводам трудовых мигрантов, которые достигли 150 млрд в 2003 г., и финансируют платежные балансы целых стран.

Леон Вальрас в 1874 году одним из первых уловил и постарался объяснить междуна­родные переливы капитала с позиций общего равновесия, заметив, что обычно перемещение средств из одного места в другое осуществляется посредством перевода векселей, а не путем перевозки денег В состоянии общего равновесия обменный курс в любом месте по отноше­нию к любому другому месту равен соотношению между курсами в каждом из двух мест по отношению к любому третьему месту. Везде, где это состояние общего равновесия нарушается, оно будет восстановлено посредством арбитражных операций с векселями, точно таких же, как и арбитражные операции с товарами. Векселя - это, по сути, наиболее подходящие для арбитражных операций товары. Мировой рынок векселей выступает как огромная расчетная палата, где сделки всех стран закрываются путем простой оплаты разницы. И этот результат достигается просто за счет автоматической работы механизма свободной конкуренции. Законпредложения и спроса регулирует все обмены товаров точно так же, как и закон всемирного тяготения управляет движением всех небесных тел.

@ Правило Вальраса (the Walras law). Стоимость импорта страны равна стоимости ее экспорта и чистых продаж иностранных активов.

Канадец Роберт Манделл (Robert A. Mundell, род. 1932), нобелевский лауреат 1999 г за вклад в анализ денежной и фискальной политики при различных режимах валютного курса и в анализ оптимальных валютных зон, в 1957 г. только закончил Массачусетский технологи­ческий институт, но уже написал статью, многократно перепечатанную в разных изданиях.[1] Юноша еще не представлял, что через пять лет он станет сотрудником МВФ, через шесть лет оттуда уйдет, оставив миру совместную с коллегой по исследовательскому департаменту модель Манделла-Флеминга, и станет профессором Университета Чикаго. Вскоре уйдет и оттуда, подарив миру эффект Манделла-Тобина. А затем на долгие годы осядет в Колубийском университете, где возродит экономику предложения (supply-side economics). Позже он будет одним из вдохновителей и теоретическим разработчиком перехода Европы к евро.

Манделл теоретически подтвердил идею взаимозаменяемости торговли товарами и движения факторов: увеличение числа препятствий для торговли стимулирует перемещения факторов, и увеличение числа ограничений для перемещений факторов стимулирует тор­говлю. Для достижения эффективности производства в мировом масштабе не обязательно необходимо свободное перемещение как товаров, так и факторов производства. Если выпол­няются условия производства, достаточно, чтобы свободно перемещались либо товары, либо факторы. Введение тарифов стимулирует перемещение факторов производства. То, какой из факторов перемещается, зависит, разумеется, от того, какой фактор является более мобильным. Например, если мобилен только капитал, страна, обладающая избытком трудовых ресурсов, с помощью тарифов может привлекать капитал, а страна, обладающая избытком капитала, может при помощи тарифов стимулировать иностранные инвестиции.

Трудовая миграция привела к проблеме утечки мозгов: если рабочая сила — товар, то товар продается по рыночной цене и на том рынке, где эта цена выше. Более развитые страны, имеющие высокий ВВП на душу населения, имеют возможность платить за счет этого ВВП относительно более высокую зарплату. В результате развивающиеся страны, в которых такой возможности нет, лишаются самой квалифицированной части своих трудовых ресурсов, что еще более консервирует отсталость. Тот же Джагдиш Бхагвати в 1976 г. собрал воедино мно­гочисленные предложения по сокращению утечки мозгов, которые широко обсуждались в то время не только в ООН как политическая проблема, но и в академических кругах как способ контроля экономическими методами за движением одного из факторов производства, которое имеет серьезные макроэкономические последствия для стран-экспортеров и импортеров.[2] Исходная идея была простая: ввести налог на миграцию и возвращать получаемые налоговые поступления развивающимся странам, которые теряют рабочую силу. Аналогичная идея будет высказана несколько позже американским экономистом Дж. Тобиным применительно к порт­фельным инвестициям (так называемый налог Тобина, Tobin tax): обложить международные переливы спекулятивного капитала налогом, чтобы контролировать объемы и компенсировать потери стран от финансовых спекулянтов.

Воплощение идеи оказалось куда более сложным делом. Неясность присутствовала везде, начиная с основной цели налога (предотвратить миграцию, ограничить ее, компенсировать потери), а также в том, кто должен его платить (сами мигранты, принимающие их страны), что будет налоговой базой, кто будет собирать налог, как правильно определить его ставку и т. д. Бхагвати выдвинул предложение о введении дополнительного налога на доходы квалифи­цированных специалистов-эмигрантов из развивающихся стран и о направлении полученных таким образом средств на нужды развития слаборазвитых стран. Его осуществление могло бы привести к уменьшению «утечки мозгов» ввиду сокращения чистых доходов эмигрантов, сокращению неблагоприятного воздействия «утечки мозгов» на положение развивающихся стран и привлечению ресурсов, необходимых для развития менее развитых стран, поскольку такой налог представляет собой изъятие части более высоких доходов, получаемых специ­алистами, эмигрировавшими в развитые страны, и направление полученных средств в раз­вивающиеся страны. При серьезных достижениях в области теории экономических методов контроля за движением рабочей силы меры принимаются в основном на национальном уровне через иммиграционное законодательство. При этом экономическая сущность миграции и ее взаимозаменяемость с экспортом товаров остается прежней. Ее хорошо выразил представитель одной из развивающихся стран в ВТО, обращаясь к развитым странам в целом: «Если вы не хотите брать наши товары, вам придется взять наших людей».

Применительно к международному движению капитала серьезную веху в развитии теории международной экономики поставил Эльханан Хелпман в 1984 г. разработавший модель международной торговли в условиях общего равновесия, которая, исходя из класси­ческих теорий сравнительных преимуществ, одновременно объясняет необходимость вывоза капитала и образования ТНК, одновременное существование межсекторной, внутриотраслевой и внутрифирменной торговли и их особенности в условиях существования ТНК.[3] Свобода торговли, если бы она существовала, не создает каких-либо стимулов для образования ТНК. Структура торговли остается та же, что и в моделях торговли дифференцированными продук­тами; характер межсекторной торговли объясняется различиями в относительной обеспечен­ности факторами, в то время как внутриотраслевая торговля объясняется монополистической конкуренцией на рынке дифференцированных продуктов.

Но фирмы стремятся максимизировать прибыль и соответственно выбирают для про­изводства своей продукции те места, где издержки производства находятся на минимальном уровне, что приводит к образованию ТНК как следствию различий между странами в стоимости факторов производства. Хелпман выделяет пять множеств распределений факторов, подходящих для исследования структур торговли. В четырех из них для достижения равновесия требуется существование ТНК. При допущении о немобильности фактора производства, имеющийся в распоряжении фирмы специфический актив может быть использован ею на производствах, расположенных за рубежом. Это обстоятельство и приводит к необходимости международного инвестирования и возникновению транснациональных корпораций.

В условиях существования ТНК характер межотраслевой торговли продолжает объяснять­ся различиями в относительной обеспеченности факторами, в то время как внутриотраслевая торговля объясняется монополистической конкуренцией на рынке дифференцированных продуктов. При заданной относительной величине стран доля внутрифирменной торговли тем выше, чем больше разница в относительной обеспеченности стран факторами производства. Но при наличии ТНК не существует четко определенных зависимостей между различиями в относительной обеспеченности стран факторами и долей внутриотраслевой торговли. В частности, интегрированные ТНК в конечном счете имеют производственные мощности и в странах своего пребывания, и в принимающих странах, а существование вертикальной интеграции также порождает внутрифирменную торговлю.



[1] MundellR A. International Trade and Factor Mobility // The American Economic Review. 1957. Vol. 47. No. 3. Jun. P. 321-335.

[2] Bhagwati J. N. The brain drain tax proposal and the issues // Taxing the Brain Drain. A Proposal. Amsterdam; New York. Oxford, North Holland Publishing Co., 1976.

[3] Helpman E. A Simple Theory of International Trade with Multinational Corporations // The Journal of Political Economy. 1984. Vol. 92. No. 3. Jun. P. 451-471.

 

 

Вернуться

 

 

Координация материалов. Экономическая школа







Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru