Об "ЭШ" Карта сайта, экономическая школа English, SEI Эксперты, мнения, книги, ЭШ Обратная связь, ЭШ Книжные серии, Серия "Этическая Экономия" Учебная литература для средней и высшей школы ИМЕНА Музыка, литература, искусство Словарь основных терминов_50 лекций по микроэкономике Имена и термины, Экономическая школа Альманах "Экономическая школа", выпуски 6 и 7 Иностранные языки Новости Дискуссии в Экономической школе Аналитическая школа Вехи экономической мысли Поиск и приобретение книг Учебники по экономике Учебные материалы и темы Журнал Экономическая школа Перечень английских экономических терминов A 200 великих экономистов Марк Блауг Координация матералов Экономическая школа Поиск терминологии, биографических материалов, учебников и научных работ на сайтах Экономической школы 50 тем и литература для подготовки студентами докладов по экономике_Экономическая школа The School of Economics
Рейтинг@Mail.ru






Яндекс.Метрика
 


100 Hot Books (Амазон, Великобритания)


Позитивная теория экономической политики (Р.И. Капелюшников. Вклад Гэри Беккера в экономическую теорию)

 Последовательно раздвигая границы экономического анализа, Беккер не мог ос­тавить без внимания другую важную сферу внерыночной активности — сферу поли­тики. Он был одним из первых экономистов, указавших, что обнаружение "провалов" рынка (излюбленное занятие представителей нормативной теории благосостояния) нельзя считать достаточным аргументом, свидетельствующим о необходимости вмешательства государства (11). Нужна позитивная теория политики, которая объяс­няла бы, как коллективные решения, принимаемые от имени государства, способны влиять на благосостояние общества в реальной жизни.

     К активной разработке такой теории экономисты обратились в 1960-е—1970-е гг. (достаточно вспомнить школу общественного выбора, экономическую теорию ре­гулирования, модели политико-делового цикла и др.), причем огромный вклад в ее развитие был внесен самим Беккером (12).

Пожалуй, самой характерной чертой экономической истории XX в. можно счи­тать длительную, устойчивую тенденцию к непрерывному разрастанию государ­ства и увеличению объемов перераспределяемых через него ресурсов. Причины этой тенденции до конца не ясны и остаются предметом острых споров. Для ее объяснения Беккер предложил оригинальную модель политической конкуренции между группами давления, борющимися за возможность с помощью государства перераспределять доходы общества в свою пользу.

      Беккеровский  анализ начинается с чисто перераспределительного случая, когда с одной группы (налогоплательщики) взимаются налоги, которые в виде трансфертов направляются затем по государственным каналам другой группе (получатели субсидий). Поскольку государство трактуется как нейтральное переда­точное устройство, между величиной собранных налогов и величиной выданных субсидий соблюдается строгое равенство. Однако эти денежные потоки могут не соответствовать ни действительным (полным) издержкам налогоплательщиков, ни действительным (чистым) выгодам получателей субсидий. Налогообложение спо­собно вносить серьезные искажения в размещение ресурсов (подрывать стимулы к труду, инвестициям и т.д.). С учетом этих потерь в эффективности (так называе­мых "омертвленных издержек") полные издержки, которые несут налогоплатель­щики, могут намного превышать выплаченную ими сумму налогов. Не менее серь­езными искажениями в размещении ресурсов чревато и предоставление субси­дий, так что чистый выигрыш их получателей также может оказываться гораздо меньше полученной ими суммы трансфертов. С увеличением объема перерас­пределяемых через государство средств омертвленные издержки, порождаемые как налогообложением, так и субсидированием, имеют тенденцию нарастать ус­коренным темпом.

     По Беккеру, равновесие на политическом рынке будет достигаться тогда, ког­да политическое влияние одной группы окажется уравновешено политическим вли­янием другой. Поскольку денежные потоки налогов и субсидий совпадают, конку­ренция между группами давления за политическое влияние может быть охаракте­ризована как игра с нулевой суммой. Однако с учетом омертвленных издержек, которые она порождает, ее следовало бы определить как игру с отрицательной суммой. Новизна и оригинальность подхода Беккера связаны с трактовкой как раз этого фактора.

     При наличии омертвленных издержек величина полных потерь налогопла­тельщиков неизбежно превышает величину чистых выгод получателей пособий. Это решающим образом сказывается на результатах борьбы за политическое вли­яние. В качестве условного примера предположим, что повышение налогов на 1 долл. оборачивается для каждого отдельного плательщика полными потерями в размере 100 долл., тогда как увеличение субсидий на 1 долл. обеспечивает каждо­му отдельному получателю чистый выигрыш в размере 10 центов. Ясно, что при прочих равных условиях налогоплательщики станут затрачивать намного больше времени, усилий и средств, чтобы оказать давление на государство и помешать принятию этого решения, чем получатели субсидий — чтобы его "пробить".

     Из беккеровского анализа политической конкуренции следуют достаточно не­ожиданные выводы, во многом идущие вразрез с господствующими в этой области исследований представлениями (в каком-то смысле их можно рассматривать как вызов теоретикам школы общественного выбора). Так, выясняется, что обе группы будут заинтересованы в том, чтобы перераспределительная активность государства протекала с наименьшим ущербом для эффективности. Действительно, при задан­ном объеме сбора налогов переход к более эффективным методам их взимания бу­дет снижать полные издержки для налогоплательщиков. При снижении издержек давление с их стороны начнет ослабевать, что откроет возможности для увеличения субсидий. В итоге переход к методам налогообложения, вызывающим наименьшие потери в эффективности, будет отвечать интересам обеих групп.

      Сходная аргументация применима и к тем направлениям государственной политики, которые непосредственно улучшают или ухудшают благосостояние об­щества (т.е. не могут быть описаны в терминах игры с нулевой суммой). Нетрудно убедиться, что при рассмотрении мер, направленных на преодоление "провалов" рынка, сильнее окажется давление "за" со стороны получателей субсидий (посколь­ку их выигрыш в благосостоянии будет больше, чем потери в благосостоянии налого­плательщиков). При рассмотрении мер, порождающих только новые очаги неэф­фективности, сильнее будет давление "против" со стороны налогоплательщиков (по­скольку их потери в благосостоянии будут больше, чем выигрыш в благосостоянии получателей субсидий). Поэтому у программ, способствующих более эффективно­му размещению ресурсов, вероятность реализации в среднем будет выше.

     Таким образом, конкуренция за политическое влияние приводит к отбору наи­менее неэффективных схем, имеющих перераспределительный  характер, и к отбору наиболее эффективных схем, связанных с производством общественных благ. При­чем для этого группам давления вовсе не нужно вступать в прямые переговоры друг с другом по поводу "дележа" излишка: все обеспечивает безличный конкурентный ме­ханизм. Фактически он действует в соответствии с принципом компенсации, благо­приятствуя таким формам государственного вмешательства, при которых те, кто по­лучает от этого выгоды, могли бы компенсировать убытки тем, кто несет потери, и все равно остаться в выигрыше. Самое поразительное здесь, что речь идет не об абстрак­тном нормативном принципе, а об описании реально действующей системы.

     Беккер признает неизбежность размывания капитализма laissez-faire под воз­действием политической конкуренции между группами давления, участвующими в борьбе за перераспределение общественного пирога (13). И тем не менее беккеровское описание механизма функционирования политического рынка оказывается на­много более позитивным, чем, скажем, у теоретиков школы общественного выбора. Это — один из примеров его глубокой убежденности, что на любом рынке, даже столь своеобразном, как политический, конкуренция все равно делает свою работу.

 

-------------------------------------------------------------------

11 Becker G.S. Competition and Democracy // Journal of Law and Economics. 1958. Vol. 1. N 1. P. 105—109. Стоит отметить, что к нормативному подходу к экономической политике, к попыт­кам вырабатывать конкретные рекомендации для государства исходя из абстрактных теорети­ческих моделей Беккер всегда относился с нескрываемым скептицизмом.

12 Becker G.S. A Theory of Competition Among Pressure Groups for Political Influence // Quarterly Journal of Economics. 1983. Vol. 47. N 3. P. 371—400; Becker G.S. Pressure Groups and Political Behavior // Capitalism and Democracy: Schumpeter Revisited / Ed. by R.D. Сое, C.K. Wilbur. Notre Dame, Ind.: University of Notre Dame Press, 1985 (перевод этой работы включен в настоя­щее издание, разд. 9.); Becker G.S. Public Policies, Pressure Groups, and Dead Weight Costs // Journal of Public Economics. 1985. Vol. 28. N 2. P. 329—347.

13 Впрочем, при социализме эта борьба, по его мнению, приобретает еще более ожесто­ченный характер, поскольку государство сосредоточивает под своим контролем гигантские ресурсы.

 

вернуться



Координация материалов. Экономическая школа





Контакты


Институт "Экономическая школа" Национального исследовательского университета - Высшей школы экономики

Директор Иванов Михаил Алексеевич; E-mail: seihse@mail.ru; sei-spb@hse.ru

Издательство Руководитель Бабич Владимир Валентинович; E-mail: publishseihse@mail.ru

Лаборатория Интернет-проектов Руководитель Сторчевой Максим Анатольевич; E-mail: storch@mail.ru

Системный администратор Григорьев Сергей Алексеевич; E-mail: _sag_@mail.ru